ВХОД            Регистрация
Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina
Блог ведет Сосина Татьяна Ивановна
 
Блог ведет Сосина Татьяна Ивановна
в избранное

Нестеров хотел снять с Крыма «одежды великана»

 

Худ. М. Нестеров

Почему знаменитый художник был недоволен Крымом и как с ним примирился

Художник Михаил Нестеров бывал на полуострове не единожды. Посещал Севастополь, объездил весь Южный берег, потом ещё два раза наведывался в Гаспру и наконец был завлечён приятельницей юности в Бахчисарай. Каждый раз он находил повод для критики: то это не так, то другое не эдак. Но ведь возвращался же...

Крымская Одесса

Посетить Крым член Товарищества передвижников, автор сенсационного полотна «Видение отроку Варфоломею» решил в апреле 1894 года. К этому времени он уже успел увидеть Европу. На деньги, заплаченные Павлом Третьяковым за картину «Пустынник», побывал в Австрии, Германии, Италии, Франции. Природа и искусство этих стран заставили путешественника испытать настоящий восторг. Восторг... Удел юных. В 1889 году за границу ехал молодой и перспективный художник. Спустя всего пять лет изучать красоты юга Российской империи отправлялся маститый и признанный живописец, полный накопленных за 32 года жизни противоречивых чувств.

Итак, 9 апреля 1894 года Михаил Васильевич прибыл в Одессу, где остановился в гостинице «Крымская». Выбор его был отнюдь не случаен. Нестеров старался ничего не делать просто так: «Крым для меня начался уже здесь... Одесса... Это переходная ступень... Несколько часов отдохновения, и ты готов к морскому путешествию...»

 

Михаил Нестеров. Соловки

Достойные могилы, возмутительная живопись

Уже на следующий день, 10 апреля, Нестеров знакомился с Севастополем. Здесь он остановился в недорогой и чистой гостинице Вентеля. Художник пресекал всякие попытки местных выложить ему сразу всё обо всех без исключения изюминках города. Говорил, мол, в силу профессии «хочу смаковать краски Крыма медленно, хочу быть с каждой его достопримечательностью на короткой ноге».

В гостинице Михаил Васильевич не задержался, отправился объезжать город. Собор святого равноапостольного князя Владимира, расположенный на Центральном городском холме, Нестерова впечатлил: «...могилы славных героев севастопольских Лазарева, Нахимова, Корнилова и Истомина достойны их имён».

А вот во Владимирском соборе в Херсонесе нашёл изъян — живопись, украшавшая храм, показалась ему «неважной». Именно так он высказался об Алтарном полотне (5 х 9 м) иконы «Тайная вечеря», выполненном академиком Корзухиным и признанном одним из лучших в России. Возможно, это была банальная профессиональная ревность. Ведь Нестеров и сам участвовал в росписи Владимирского собора, только в Киеве. Четыре образа в законченном виде («Кирилл» и «Мефодий» и «Константин» и «Елена») были представлены им всего за несколько дней до начала крымского вояжа. Приняты они были единогласно, без единого замечания. Но по возвращении с полуострова, когда «будут готовы бронзы», художник собирался «пройтись по ним ещё раз» и совершенством своей работы добить Корзухина окончательно.

Испорченное настроение пошло на лад по прибытии в Георгиевский монастырь: «Лично мне Георгиевский монастырь и Байдары (посетил на следующий день. — Ред.) напомнили картины Васнецова. А в монастыре я встретил редкого по своей чистоте типа великорусского монаха — молодого послушника из ярославцев, эти мечтательные глаза, странная улыбка, кудри русые, всё это напоминает наших благоверных князей, лики которых мы видим в древних церквах», «...я даже не против зарисовать благородные лица здешних монахов». Этюды эти Михаил Васильевич планировал использовать при написании полотна «Александр Невский» (1894–1897).

На обратной дороге в Севастополь Нестеров решил заехать на французское кладбище, хотя это и добавило расходов. В итоге пришлось заплатить вознице семь рублей. Эту пугающую сумму Михаил Васильевич не мог забыть много лет. Но тешил себя: «Возможно, в Москве я бы и поторговался. Но Севастополь навевает на меня мирное и задумчивое чувство — то чувство, которое знакомо нам всем, когда приходится быть в монастыре... Тут уж не до торговли».

 

Михаил Нестеров. На Руси. Душа народа. 1914–1916

Не в добрый час

На следующий день Нестеров на лошадях отправился в Ялту. И вдруг ощутил разочарование: «Крым, начиная с Георгиевского монастыря до Гурзуфа, делает впечатление привлекательное... но — увы! — не грандиозное: Крым как бы в наряде великана, но не великан. Он напоминает человека, желающего казаться выше своего роста — величие его сомнительное, бутафорское». Оправдывая полуостров в собственных глазах, Михаил Васильевич пишет, что, наверное, «попал сюда в недобрый час — всё время ненастье, дождь, туман, и Крыма, того Крыма, о котором говорят, побывавши здесь, с сладким чувством мечты, я не видал почти. А туманы мне не нравятся...» «Серенькие денёчки» хороши на удачных пейзажах и пригодны для меланхолического фона в картине, а не для человека, ищущего радостей, тепла и света, едущего за всем этим за тысячу вёрст«.

Возвращение в бурную молодость

Прошло 40 лет. За это время Михаил Васильевич возвращался в Крым дважды, наведывался в Гаспру. И вот уже советский, практически легендарный живописец поселился в Бахчисарае. Трудно поверить, но в выборе нового места для отдыха была замешана дама: «Милая, бодрая и жизнерадостная подруга академического моего бытия барышня Шильцова. Пять лет назад она вспомнила старину и написала мне, возникла переписка. Давно это было, лет 50 назад. Я был юн, она тоже. Мы познакомились в Эрмитаже, а учились в Академии — она хорошо, я плохо. От неё Чистяков ждал, что „вот Шильцова будет писать, как европеец“, от меня уж ничего не ждали. И всё же она уверовала в меня, слушала как учителя, я ставил ей баллы. Позднее, когда я „творил“ картину в доме Еличеева, в мастерской Турыгина, барышня приходила ко мне показывать свои работы, и я поучал её. Прошло много, много лет, я стал художником, а она 40 лет учительствовала и сейчас живёт на пенсию, равную годам её службы. Живёт и Бога хвалит...» Жила барышня 69 лет как Робинзон, всё делала сама: мёд собирала, варила варенье из своих абрикосов и слив. И всю эту благодать изливала на Нестерова. А он? Он любовался из окна Ханским дворцом и, «хоть нехотя», писал окрестные скалы.

Так в «самом восточном крымском городе» Бахчисарае «самый русский художник» окончательно и бесповоротно примирился и помирился с Крымом.

Елена БОНДАРЮК
Фото Худ. М. Нестеров
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 332 от 12 июня 2015 года

 
Просмотров:всего - 6338
зарегистрированными - 3
друзьями автора - 2
гостями - 6335
Участников обсуждения - 0
Высказались:в поддержку - 0
нейтральны - 0
против - 0
 

Комментарии


Комментирование этой статьи доступно только для подтвержденных пользователей

К этому сообщению не оставлено ни одного комментария

Отношение к автору:
 

Блог ведет Сосина Татьяна Ивановна



© 2010 «Evolline».
© 2010 «Do100verno».

Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina



Дорогие ОДНО-СЕТЬ-ЧАНЕ! Я постараюсь донести до Вас любовь к своему самому любимому месту на земле.Влюбляйтесь в КРЫМ!Путешествуйте по КРЫМУ!Отдыхайте в КРЫМУ!Много полезной и до100верной информации о КРЫМЕ!КРЫМ во всех проявлениях!Как,Вы еще не занесли КРЫМ в ИЗБРАННОЕ?



Авторизация

Закрыть [X]
Логин:

  
Пароль:

  
Забыл пароль

 
Логин:     Пароль: