Просмотр записей по тегу «история»

[1]      «      1   ·   2   ·   3   ·   4   ·   5   ·   6   ·   7      »      [59]

cipp Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina Краткая история Керчи

В конце VII века до н. э. на месте современной Керчи, на северном и северо-восточном склонах Керченского холма, названного в XVIII веке Митридатовой горой, древнегреческими колонистами из ионийского города Милета было основано поселение Пантикапей. Возникло оно не на пустом месте, а на тысячелетиями обжитой территории. Предшественниками древних греков были скифы, которые на рубеже VIII-VII веков до н. э. потеснили киммерийцев — племена эпохи поздней бронзы. «Отец истории» Геродот, живший в V веке до н. э. упоминает эту страну — Киммерию.

Слово «Пантикапей» негреческого происхождения — на северо-иранском наречии оно означает «рыбный путь». Такое название бытовало у скифов. Было у города и чисто греческое имя: «Боспорос», по названию пролива. В переводе это — «Коровий брод», что связано с греческими мифами о скитаниях дочери Аргосского царя Ио, превращенной женой Зевса Герой в корову.

Пантикапей эта первая торговая фактория со временем стала крупнейшим античным городом в Восточном Крыму.

Возникновение Пантикапея и положило начало колонизации крымского побережья эллинами. Вокруг него появились другие, менее значительные города, такие как: Тиритака – территория нынешнего посёлка Аршинцево, Мирмекий - близ посёлка Войково, Нимфей - в посёлке Героевское и другие. Которые около 480 года до н. э объединились в крупное государственное образование – Боспор. Пантикапей в течение 900 лет являлся столицей могущественного Боспорского рабовладельческого государства, расположенного по обе стороны пролива. Его территория простиралась на восток до современного Новороссийска, на север - до устья реки Дона.

В начале II века до н. э. Боспорское царство стало приходить в упадок, и его царь Перисад решил передать власть могущественному правителю Понты Митридату VI Евпатору. Боспорское царство оказалось в составе Понтийского государства.

Керчь. Гора Митридат

После гибели Митридата (63 году до н. э.) Боспорское царство попало в зависимость Рима.

В середине III века Пантикапей, как и все царство, подвергается набегам готов. Последний удар по нему нанесли гунны в 375 году. Просуществовав около 900 лет, Боспорское царство было уничтожено. Это был конец античной эпохи на полуострове.

Многочисленные опустошительные войны, неумолимое время разрушили некогда мощные крепостные сооружения, величественные дворцы и дома жителей Пантикапея и Боспора. Остались лишь отдельные памятники. Среди них захоронения боспорской и скифской знати в виде огромных курганов с погребальными камерами.

И все же в средние VI века город возродился, получив при этом новое имя — Боспор. Он стал византийской крепостью.

В VIII веке оказался под властью Хазарского каганата, захватившего почти весь Крым. Боспор получает тюркское название Карша или Чарша, что в переводе с тюркского означает рынок. В нём действительно сходились многие торговые пути с запада и востока, севера и юга.

После разгрома киевскими князьями хазар, город Корчев входит в состав древнекиевского Тмутараканского княжества. Название Корчев впервые употребляется в 1068 году. Одни исследователи переводят современное название как «гора», другие выводят с тюркского «кертик» - «выемка», «разрез», третьи - из древнерусского кърчи – «кузнец». К IX-X векам славяне стали единственными хозяевами Северного Причерноморья.

В XII веке древнерусский Корчев подвергся половецким набегам и разрушениям, и вскоре вернулся в сферу влияния Византии, но славянское население продолжало жить в городе.

В XIII веке Крымом, в том числе и Корчевом, завладели разноплеменные орды кочевников (впоследствии получивших собирательное название «татары»), предводительствуемые монголами.

В XIV-XV веках Корчев принадлежит генуэзцам, которые строят здесь крепость Черкио.

Затем в течение полутора столетий (XIV-XV вв.) Керчь, переименованная в Черкио, принадлежала генуэзцам.

В 1475 году город, как и другие генуэзские владения, захватили турки-османы. При османах Керчь приходит в упадок и неоднократно подвергается набегам со стороны Запорожских казаков. Из архивов известно о походах запорожцев на Керчь в 1559, 1623, 1630, 1631, 1638 и 1640 годах.

В 1771 году Керчь включена в состав Российской империи. После присоединения Керчь еще долго оставалась небольшим провинциальным городком.

В 1855 году во время Крымской войны английские войска разрушили и разграбили город.

В 1908 году был углублен Керченский пролив и Азовское море стало судоходным.

Керчь как промышленный центр стал развиваться с конца 20-х годов XXвека.

В Великую Отечественную город дважды покрывался мраком фашистской оккупации и дважды радовался своему освобождению. После ожесточённых боёв в ноябре 1941 года немцы захватили город. Первый раз город был освобожден 30 декабря 1941 года в ходе Керченско-Феодосийской десантной операции. Мир впервые узнал о страшных злодеяниях гитлеровцев - о Багеровском рве под Керчью, доверху заполненном телами семи тысяч расстрелянных, отравленных, замученных… Узнал – и содрогнулся, ибо он ещё не слышал ни о Бабьем Яре, ни о Лидице и Хатыни, ни о страшных лагерях смерти в Майданике и Освенциме. В ходе боев город был разрушен.

Писатель Петр Павленко, побывавший в те дни в Керчи, позднее вспоминал: «Когда я увидел Сталинград, он не потряс мое воображение, ибо я до него уже видел Керчь».

19 мая 1942 года Керчь вновь захватили немецко-фашистские войска, а на следующий день они оккупировали весь Керченский полуостров. Часть бойцов и командиров, прикрывавших переправу советских войск на Таманский полуостров, ушла в Аджимушкайские каменоломни, превратив их в подземную крепость. Подземный гарнизон боролся с врагом в неимоверно тяжёлых условиях. Для многих, очень многих аджимушкайцев катакомбы стали местом захоронения. В живых остались единицы. Это и за их, аджимушкайцев, подвиг Керчь в 1973 году удостоена звания «Город-герой». Во второй раз 11 апреля 1944 года Керчь была окончательно освобождена.

14 сентября 1973 года Керчи было присвоено звание город-герой с вручением высших наград СССР — ордена Ленина и медали Золотая звезда.

В 1973 году Керчи присвоено звание Город-Герой.

Сегодня город постепенно приобретает известность как туристско-экскурсионный центр.

Источник

Комментарии (0) 14:57 | 08.06.2015

cipp Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina 100 чудес Крыма - древний Пантикапей

Древнегреческий город Пантикапей — античный город, столица могущественного Боспорского царства — одного из древнейших государств на территории Крыма. Основан на побережье Северного Причерноморья, на месте современного города Керчь выходцами из Милета в VI веке до нашей эры.

Комментарии (0) 14:37 | 08.06.2015

cipp Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina Военный «Артек»

Для каждого из нас «Артек» - это символ счастливого, ничем не омрачённого детства. Немало славных страниц в его летописи, но есть период, о котором нельзя говорить без волнения.

Военный «Артек» - как трудно совместить эти слова! Но именно это суровое время стало главной проверкой стойкости и мужества не только взрослых, но и детей. Ребята, которые получили путёвку в «Артек» в июне сорок первого года, не знали о том, что она станет самой длинной путёвкой в их жизни…

Артек, 1941 год

«Уже 22 июня «Артек» завалили телеграммы: от края до края страны заходились в волнении родительские сердца: что будет с ребятами? – вспоминает Марите Райстекайте, прибывшая в «Артек» 22 июня 1941 года. – С первых дней стали разъезжаться небольшие группы в сопровождении вожатых, работников лагеря по своим областям, городам, сёлам. Дольше всех жили у моря пионеры из Прибалтики, Белоруссии, Западной Украины, Молдавии. Им некуда было ехать и никто не приезжал за ними: на родной земле гремели бои…

Вот только тогда мы почувствовали, что случилось страшное».

6 июля 1941 года «Артек» в Крыму был закрыт и эвакуирован в Подмосковье, где находился в санатории «Мцыри», бывшем имении бабушки Лермонтова. Летом этого же года через Москву лагерь переезжает в Сталинград, сначала по Волге, а затем на берег Тихого Дона в опустевший Нижнее-Чирский дом отдыха.

Самой трудной была зима 1941-1942 годов. «Артек» зимовал в Сталинграде, в школе на Кронштадской улице. Это был прифронтовой город. И лагерь жил по законам военного времени. Много сделали артековцы для организации госпиталей: ходили по квартирам, собирали посуду, необходимые вещи, деньги, книги. Шли к раненым, писали под их диктовку письма или просто сидели на койках, разговаривали.

Линия фронта приближалась и было решено эвакуировать лагерь на Алтай в Белокуриху. Более двухсот артековцев проделали долгий военный путь из Крыма до Алтая. 11 сентября 1942 года лагерь прибыл в Белокуриху и находился здесь до января 1945 года.

«С их приездом село ожило, - вспоминает Е.В.Зырянова, жительница Белокурихи, в то далёкое время она была, как её называли, «командиром гужевого транспорта». – Они часто выступали перед жителями с концертами, которые пользовались неизменным успехом. Этих детей любили все, старались обогреть, подкормить, приласкать. Это были наши дети, дети войны…»

В эвакуированном «Артеке» были русские, евреи, эстонцы, латыши, литовцы, украинцы, немцы, казахи. «Общаясь между собой на одном языке, этот интернациональный детский коллектив сумел сохранить свои национальные ячейки, народные обычаи, создать в своей среде то, что мы называем взаимопроникновением культур. Чувство товарищества и интернациональной дружбы, начавшееся в суровые военные годы, мы пронесли через всю жизнь», - вспоминает Н.С.Храброва, вожатая «Артека» в годы войны, ныне журналистка.

Лагерь жил чётко организованной жизнью. Начальник Гурий Григорьевич Ястребов ясно видел и чётко сформулировал основные задачи в работе с детьми: укреплять здоровье ребят, воспитывать чувства интернациональной дружбы, товарищества и дисциплины. Готовить крепкую социалистическую смену. Труд стал основой всей воспитательной работы.

«Все ребята были объединены в рабочие бригады. Младшие работали в подсобном хозяйстве, старшие мальчики на лесозаготовках, на конном дворе. Старшие девочки были распределены на две бригады – одна работала на кухне, другая – в столовой. И к5акие же молодцы были и девочки и мальчики. Сейчас диву даёшься, как только они управлялись со всем, что им поручалось. Ни нытья, ни отлынивания», - писал в своих воспоминаниях начальник Алтайского «Артека» Г.Г.Ястребов.

Артековцами было заработано и перечислено в фонд Красной Армии 117 тысяч рублей.

Прошли годы, и вот снова вместе в Белокурихе те, кого приняла и обогрела она теплом своей заботы в военное лихолетье.

«Когда я получил письмо от членов поискового штаба «Артековец», - говорит Алексей Петрович Диброва, теперь директор школы на Полтавщине, - о предложении принять участие во встрече, которая будет проводиться в Белокурихе, то, откровенно говоря, не сразу поверил в её реальность. Но откликнулся – дал согласие. Трудно выразить то волнение, когда стало известно, что наша встреча состоится, встреча, к которой мы всей душой стремились все эти годы. Ведь «Артек» для нас – это не просто пионерский лагерь. Он вывел нас в люди, научил работать так, чтобы не было совестно смотреть людям в глаза, воспитал нас [] искренними во всём.

Любимец всего военного «Артека», Алёша Диброва посвятил свою жизнь воспитанию детей. Ещё когда лагерь находился в Сталинграде, вступил он в Комсомол, а в декабре 1943 года ушёл на фронт. Алексею Петровичу довелось принимать участие в боях за освобождение родных мест его друзей – артековцев из Прибалтики. После войны не изменил он своей мечты стать учителем. Этому в немалой степени способствовала жизнь в «Артеке», влияние педагогов и пионерских вожатых. И сейчас директор школы Алексей Петрович Деброва воспитывает в детях любовь к Родине, трудолюбие, интернационализм.

Среди тех, кто приехал на встречу в Белокуриху, рабочие и художники, медики, журналисты и учёные. Но больше всего педагогов.

«Я связала свою жизнь со школой и это решение приняла ещё в «Артеке», - рассказывает преподаватель из Минска Ирина Борисовна Мицкевич, - потому что именно там поняла: быть педагогом – большое счастье. Воспитывать детей так, как это умели делать наши пионервожатые – Нина Храброва и Тося Сидорова – такую цель поставила я перед собой. На педагогическом поприще работала в разных должностях, но принцип работы всегда оставался один: быть как можно ближе к детям, находить с ними контакт в любой ситуации, отдавать им все запасы своего ума и души.

С улыбкой вспоминает бывшая артековка Эттель Силларанд, как любила она рисовать. Все поздравительные открытки, которые ребята дарили друг другу к дню рождения, были делом её рук. Но желание писать оказалось сильнее: она стала журналисткой. Эттель Силларанд – автор десяти книг, в том числе и первой о военном «Артеке», которая называется «Самая длинная путёвка».

Волнующим моментом встречи стал митинг, посвящённый открытию мемориальной плиты в память о пребывании в Белокурихе Всесоюзного пионерского лагеря «Артек» в 1942-1945 годах.

Минутой молчания почтили присутствующие память погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Среди них был и Володя Дорохин, любимый пионервожатый артековцев. В 1943 году Смоленский райком партии принял его в члены партии, а вместе с ним вожатую Антонину Сидорову и кандидатом в члены партии – вожатую Нину Храброву.

Обе они участвовали в этой волнующей встрече.

Право открыть мемориальную плиту было предоставлено Иоланде Карловне Рами, артековке военных лет, Асе Ивановне Бахтияровой – жительнице города, которая вместе с другими приняла заботу о ребятах на свои руки, Антонине Сергеевне Сидоровой – пионервожатой «Артека», Петру Яковлевичу Ярыгину – председателю городского совета ветеранов, Наташе Тоболь – председателю совета дружины белокурихинской школы №1 и Ольге Рассказовой – председателю поискового штаба «Артековец».

Со строгими светлыми лицами стоят, вскинув руки в пионерском салюте, убелённые сединой артековцы военных лет рядом со своей звонкоголосой красногалстучной сменой. Это для безоблачного детства сегодняшних юных трудились они в своём – трудном, далёком, уходили на фронт.

Это для них, сегодняшних юных, приехали они сюда в Белокуриху, чтобы ещё раз, снова и снова повторить – да будет солнце на земле, да будет мир на всей планете! Это им, мальчишкам и девчёнкам восьмидесятых, прежде всего был адресован вечер, который подготовил оргкомитет встречи.

Артековцы, а их на встречу приехало около сорока человек, как сорок лет назад пели: «Артековец сегодня – артековец всегда!» И вместе с ними пел Женя Воловин, семиклассник белокурихинской средней школы №1, который в нынешнем году побывал в «Артеке».

Живы традиции, и верность им хранит юное поколение. Свидетельством тому стало открытие музея в школе №1, которое состоялось несколько дней спустя после этого памятного вечера. Богатый материал, собранный поисковым штабом «Артековец», под руководством Раисы Ивановны Бордниковой (сейчас она – директор Белокурихинского Дома пионеров), оформлен в интересную экспозицию. Десятки писем разослали ребята во все уголки нашей страны, разыскивая бывших артековцев, бережно собирая каждое свидетельство пребывания лагеря в Белокурихе. Штаб будет продолжать свой поиск, и школьный музей пополнится новыми материалами.

И. Ульянова, газета «Заря коммунизма»

Комментарии (0) 14:36 | 08.06.2015

cipp Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina История самолетостроения в Крыму

В 1910-го в Крыму появились два первых самолета — доставленные из Франции «Антуанетт» и «Блерио-XI». Год спустя, в июле 1911-го, в Севастополе уже прошел воздушный парад, кстати, первый в России. А вскоре в Крыму научились не только летать на самолетах, но и строить их.

Реклама одесского авиазавода Анатра

Реклама одесского авиазавода Анатра, филиалом которого был симферопольский авиазавод. К 1917 году одесский авиазавод стал третьим по объемам производства авиастроительным предприятием Российской империи (всего в России к этому времени существовало 16 авиастроительных заводов и мастерских)

Комментарии (0) 14:36 | 08.06.2015

cipp Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina Стихийные бедствия IX века в Крыму

Каких стихийных бедствий больше всего боятся крымчане, кроме землетрясений, конечно? Того, что проснется потухший вулкан Карадаг, взорвется Черное море, цунами, в конце концов. На самом деле это далеко не самые реальные, а значит, и не самые страшные катаклизмы, которые угрожали полуострову и его жителям в прошлом и могут грозить в будущем.

Стихия

Баркас ко второму этажу

Крымские реки не отличаются особой мощью и полноводностью, но во время таяния снега в горах или после сильных летних ливней они подчас превращаются в свирепую стихию. Особенно сильно страдали от этого жители Крыма до революции, когда реки не были зарегулированы водохранилищами. Очевидец писал: «Зимние паводки, к сожалению, хорошо известны Симферополю, где мне самому не раз приходилось быть свидетелем (особенно в январе 1890 года) настоящего бедствия жителей слободы, где дети, застигнутые стремительным потоком, не раз погибали, а взрослые с опасностями для жизни спасали свои семейства».

Жителям Судака и его окрестностей много бед доставляли летние бесчинства реки Суук-Су. Обычно ее легко было перейти по камням, не намочив ног, но порой Суук-Су превращалась в бурный ревущий поток. Одно из наиболее серьезных наводнений произошло здесь в августе

1914-го. Многие тогда связывали стихийное бедствие с началом Первой мировой войны, видели в нем знак беды. После ливня река вышла из берегов и устремилась с гор в долину. На том месте, где в советские времена был построен пионерский лагерь «Чайка», тогда находился дом помещицы. От наводнения ее спасли на баркасе, который подошел с моря прямо к окнам второго этажа. Стихийное бедствие, вызванное подъемом воды этой речки, изображено и на картине Айвазовского «Наводнение в Судаке» (1897 г.) — дача художника находилась в нескольких сотнях метров от устья Суук-Су.

Айвазовский. Наводнение в Судаке

Вражья гора

Грязевые вулканы, расположенные на Керченском полуострове, на первый взгляд совершенно безобидны. Они имеют вид невысоких (0,5–1,5 м) конусообразных холмиков или небольших (10–15 м в диаметре) чуть приподнятых над поверхностью земли озер. Да и не раскаленную лаву эти вулканы извергают, а грязь, температура которой даже в жаркие дни равна 19 градусам. Однако мирный внешний вид грязевых вулканов обманчив: в образовавшихся из грязи озерах можно увязнуть и утонуть (глубина некоторых весьма существенна). Не случайно прежде их называли пучинами. Известен не один случай, когда такие пучины засасывали коров, коз и других домашних животных. В 1925-м в грязевом вулкане чуть не утонул известный ботаник Е. В. Вульф, а позже погиб заведующий Темрюкским краеведческим музеем С. Ф. Войцеховский. В годы Отечественной войны немецкий танк решил сократить путь и поехал напрямик через «лужу». Ни танку, ни его экипажу спастись не удалось — их быстро засосал грязевой вулкан.

Грязевой вулкан в Крыму
Хотя керченские вулканы постоянно истекают грязью, бурных извержений здесь практически не бывает, лишь изредка может ударить фонтан высотой до 10 метров. Исключением является вулкан Джау-Тепе, в переводе с крымскотатарского — «Вражья гора». Размеры этой «горы» относительно невелики (высота — 60 м), но свое имя вулкан получил заслуженно. В XVII веке хлынувший с вершины Джау-Тепе грязевой поток уничтожил поселок, располагавшийся на его склоне. Вновь вулкан заявил о себе в 1914 году: мартовской ночью местные жители проснулись от сильного грохота — это Джау-Тепе выплевывал в воздух фонтаны грязи 40—60-метровой высоты. Грязь стекала вниз потоком шириной 120 метров и толщиной 2 метра. При этом над вершиной вулкана клубились белые облака пара и поднимался темный столб дыма, а извержение сопровождалось подземными толчками. После этого Джау-Тепе проявлял активность в 1925, 1927 и 1942 годах, а потом замолчал. Каким будет его следующее «высказывание» и когда оно прозвучит, никому не известно.

Грязевой вулкан Джау-Тепе

Трагедия в Веселом

Самым опасным стихийным бедствием в Крыму были и остаются сели. Сель — это смесь воды, глины и камней, которая, устремляясь с гор вниз с огромной скоростью, разрушает все на своем пути. Человеку, застигнутому селевым потоком, спастись практически невозможно. В Крыму учтено около 70 разрушительных селей, некоторые из них стали причиной смерти людей. Так, в 1911-м году селевой поток, возникший на реке Ай-Серез, не только уничтожил сады и виноградники, разрушил дома (такая «деятельность» для селя обычна), но и убил шестерых детей.

Урочище Ай-Серез

9 июля 1967-го между виноградниками совхоза «Веселое» по сухому руслу реки Кутлак ехал грузовик, вез в кузове детей на пляж. Пересохшее русло уже не первый год служило дорогой для машин. Но в тот день прошел сильный ливень, и мощный селевой поток хлынул по руслу реки. Грязевой вал высотой полтора метра катился вниз со скоростью 4–5 м/с (до 18 км/ч), тащил за собой камни, бревна и железобетонные опоры с виноградников. Вал догнал грузовик, несколько раз перевернул его и протащил около 20 м. Все пассажиры погибли. На месте трагедии, в четырех километрах от поселка Веселое, возле дороги стоит памятник. На нем написано: «В память погибших при стихийном бедствии 9 июля 1967 г.». И список из двадцати фамилий, пятнадцать из которых — детские...

Между прочим

Сели могут возникнуть практически на любой реке или в балке горного Крыма, но чаще всего они случаются в районе между Алуштой и Судаком. Очень опасно находиться или останавливаться на ночлег во время или после дождя в оврагах, ущельях, на берегу рек. Наиболее селеопасны бассейны рек Шелен и Ворон возле села Морского, Кутлак, текущей через село Веселое, и Ай-Серез у Междуречья. Грохот и рев движущегося селевого потока слышен в горах издалека. Услышав шум селя, нужно немедленно подняться как можно выше от дна ущелья. При этом стоит учесть, что селевые потоки на большие расстояния могут выбрасывать камни внушительного веса, опасные для жизни.

Татьяна Шевченко, «События»

Комментарии (0) 13:26 | 08.06.2015

cipp Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina Коктебельское небо Королёва

Исполнился ровно век со дня рождения великого конструктора ракетных систем и космических кораблей. По всем каналам телевидения прошли передачи о его жизни и деятельности. В некоторых из них обязательными были кадры: планёр, обступившие его люди в одежде по моде семидесятилетней давности что-то обсуждают, и вот летательный аппарат без мотора уже скользит со склона горы в долину, мелькает в стороне гористый черно-белый пейзаж. Стоп, стоп... Что-то знакомое... Точно: гора Коклюк на заднем плане. И непроницаемое лицо молодого Королёва...

Сергей Королев

И вот Коклюк передо мной. Скалы и обрывы горы точно такие же, как в кадрах кинохроники, только расцвеченные скудными красками крымской зимы. Я нахожусь на знаменитом Узун-Сырте, или горе Клементьева, или Крылатой горе, или просто Горе. Резкий западный ветер треплет одежду. На Горе всегда ветер, что и создаёт условия для парящих безмоторных полётов. Сейчас такие полёты тут совершают курсанты Центра планёрного спорта «Коктебель».

Гора Коклюк
А в 1927 году здесь собрались энтузиасты. На четвёртый слёт планеристов Советского Союза. Испытательный по своей сути. Сухая осень того года принесла хорошую погоду и несколько настоящих побед, открывших полосу рекордов на дальность. В сентябре прибыл сюда и двадцатилетний студент МВТУ Сергей Королёв. Тут ему довелось пережить и знаменитое крымское землетрясение и познать радость от полётов.

Коктебельским небом Королёв заболел сильно. В марте

1928-го студент окончил ещё и планёрную школу Мосавиахима, попав вместе с коктебельскими друзьями в её первый выпуск. Осенью — опять в Крым, жил у Максимилиана Волошина и снова летал, летал... В 1929 году.

С. Королёв привёз на шестой слёт свой первый воплощённый в дереве и перкали планёр «Коктебель»... А какое ещё может быть название у аппарата такого человека?! Планёр был разработан с тёзкой, Сергеем Люшиным. Этот трёхсоткилограммовый аппарат с 17-метровым крылом относился к классу рекордных и отличался оригинальной конструкцией, позволившей пилоту Константину Арцеулову совершить на нём полёт по маршруту, ранее не доступному для других планёров. Именно такого типа планёры с оптимальным сочетанием весовых и аэродинамических характеристик получили дальнейшее развитие и позволили перенести их испытания в равнинные районы. Планёр «Коктебель» был отмечен в прессе как большое достижение конструкторов.

Седьмой слёт в 1930 году носил выраженный учебный характер. Но снова королёвская машина, СК-3, или более известная как «Красная звезда», в центре внимания. Планёр был предназначен для фигур высшего пилотажа. Его конструктивная схема была такой же, как у «Коктебеля», — свободнонесущий моноплан. Такой же осталась и схема крыла — центроплан, жёстко связанный с фюзеляжем. Широкая удобная кабина была рассчитана под парашют и установку необходимых приборов. Предусматривалась посадка прямо на фюзеляж.

Сергей Королев и планер Красная Звезда
Первые натурные испытания общей продолжительностью двадцать минут при четырёх стартах провёл сам Королёв. День 28 октября 1930 года стал для советского планеризма историческим. На планёре «Красная звезда» пилот Василий Степанченок без помощи буксировщика впервые в мире выполнил «мёртвую петлю». Потом ещё три...

Сконструированный Королёвым новый планёр оказал влияние на дальнейшее развитие планеризма. Была подтверждена реальность фигурных полётов на планёре, что позволяло уверенно браться за разработку подобных конструкций. Этот планёр С. П. Королёва стал неким образцом, с которым могли сверять свои идеи другие конструкторы, брать этот планёр как бы за основу, внося затем различные усовершенствования. У Сергея Королёва нашлись последователи, и через несколько лет возможность осуществлять фигурные полёты предписывалась уже учебным, а не рекордным парителям. В той же организованной в 1929 году на Узун-Сырте Высшей лётно-планёрной школе...

А вот другой аппарат Королёва, самолёт СК-4, оказался менее удачным. Его мотор отказал, и самолёт разрушился при вынужденной посадке. Хорошо, что лётчик и друг Дмитрий Кошиц пилотировал его один. Никто не пострадал, только отделался синяками сам пилот. Самолёт СК-4 был разработан в рамках дипломного проекта в МВТУ под руководством самого Туполева. Королёв поставил перед собой задачу создать лёгкий самолёт дальнего действия и превзойти результаты, достигнутые Александром Яковлевым на самолёте АИР-3. Смелость замысла и тщательность проработки инженерных решений послужили основанием для практической реализации проекта СК-4. Этот достаточно редкий и красноречивый факт — практическая реализация студенческого проекта — служит убедительным свидетельством оригинальности и прогрессивности решений, принятых С. П. Королёвым в дипломном проекте.

Сергей Королев и планер СК-4
Видел Узун-Сырт и ещё более совершенный планёр Королёва — СК-9.

Сергей Королев и планер СК-9
В 1933 году были проведены успешные эксперименты по буксировке планёров, что создало благоприятные условия для развития этого направления в планеризме. В результате планёры, заявленные на 11-е планёрные состязания в 1935 году, прибыли в Крым по воздуху, в том числе и планёр Королёва СК-9. Королёв так сформулировал назначение своего аппарата: «Двухместный планёр для дальних буксировочных перелётов и полётов на дальность вдоль грозового фронта». Двухместный, необычно лёгкий в управлении, он предназначался для длительных перелётов. Планёр для этого имел несколько вместительных багажников и новшество тех лет — бортовую приёмопередающую радиостанцию.

Возможность полётов вдоль грозового фронта была заявкой на рекордные достижения. Именно с использованием условий грозовой обстановки связывалась возможность новых рекордов дальности. Но конструкция планёра, предназначенного для эксплуатации в трудных условиях, должна была обладать повышенной прочностью и обеспечить высокую манёвренность. Лётные испытания подтвердили эффективность и отличные качества планёра СК-9, который был высоко оценен. Но была и интрига. Техком высказал серьёзные замечания по конструкции планёра: чрезмерные габариты, небрежное исполнение кабины пассажира, массивность профиля крыла... Но всё проясняется, если знать, что Королёв проектировал планёр с расчётом на установку жидкостного реактивного двигателя! Вот так ещё в те годы проснулся гений «главного ракетного конструктора». Через несколько лет планёр СК-9 был переоборудован, как и рассчитывал С. П. Королёв, в ракетоплан, который известен в литературе под индексом РП-318-1. Потом будут и самолёты, и знаменитые «секретные» ракеты...

Ракетоплан РП-318-1
И навсегда в сердце останутся выгоревшие коктебельские холмы, вот эти же старокрымские горы, тающие в дымке... Этот самый каменный сфинкс Коклюка...


С.П.Королев (третий слева) на IV Всесоюзных планерных состязаниях.
Коктебель, сентябрь 1927 года

Фотография молодых ребят-планеристов у яковлевского планёра АВФ-20 в 60-х годах висела на стене в домашнем кабинете Сергея Павловича. Иногда он подходил и подолгу всматривался в весёлые молодые лица. Десять молодых ребят, не ведающих о дорогах, по которым им предстояло пройти, улыбались Главному конструктору со старой фотографии 1929 года... А позади них лежала степь Горы и глядел в карадагскую даль Коклюк. Всё — как и сейчас, многие годы спустя.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

 

Комментарии (0) 13:22 | 08.06.2015

cipp Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina Лечить переломы с помощью гипса впервые начали в Крыму

И тот, кому доводилось ломать руку или ногу, и тот, кого эта незавидная участь миновала, знают, что в таких случаях поврежденную конечность первым делом заковывают в гипс. Впервые в мире гипсовую повязку для лечения переломов применил великий хирург Николай Пирогов. И это произошло в Крыму.
 

Врач Николай Пирогов

И воск, и глина, и яичный белок


Наложить на перелом гипсовую повязку — казалось бы, дело нехитрое, никаких высоких технологий не требующее. Между тем этот простой и эффективный способ лечения переломов придуман всего лишь 160 лет назад. А до этого чего только с переломанными руками-ногами врачи не делали.

Гиппократ для лечения переломов использовал отвердевающие повязки из смеси воска со смолой и шины из толстой кожи или свинца. Древние арабские врачи для лечения переломов применяли глину. В средние века для этих целей в Европе использовали отвердевающие повязки, пропитываемые смесью яичного белка с различными веществами. Однако ни один из этих способов не мог надежно зафиксировать сломанную конечность. Пытались применять и гипс, но брали его в чистом виде, без тканой основы, отчего гипс плохо застывал, не создавал полной неподвижности костей, а уход за больным чрезвычайно усложнялся. В 1842 году московский хирург Василий Басов предложил помещать сломанную руку или ногу больного в «перевязочный снаряд» — специальный ящик, заполненный гипсовым раствором. Это ящик затем через блок прикреплялся к потолку, и человек таким образом оказывался прикованным к постели.

В 1851 году врач из Голландии Матиссен уже начал использовать гипсовую повязку. Он натирал полосы материи сухим гипсом, обертывал ими поврежденную конечность, а уже потом смачивал водой с помощью губки. Однако эта повязка была недостаточно прочной, поскольку, пока ее накладывали, сухой гипс осыпался. Интересно, что идею Матиссена на заседании Бельгийского общества врачебных и естественных наук резко раскритиковали. Коллегам не понравилось, что повязка Матиссена… пачкает одежду хирурга и быстро затвердевает.
 

«Я догадался, что его можно применять в хирургии»


Способ надежно зафиксировать перелом искал и хирург Николай Пирогов. Для этого он пытался использовать повязки с крахмалом, каучуком, другими веществами. Способ Матиссена Пирогову представлялся несовершенным: гипс пропитывал ткань повязки неравномерно, не обеспечивал плотной фиксации, осыпался и ломался. На мысль о том, как правильно использовать гипс в травматологии, Пирогова натолкнул случай. В своих «Севастопольских письмах и воспоминаниях» он писал:

Почти за полтора года до осады Севастополя я в первый раз увидел у одного скульптора действие гипсового раствора на полотне. Я догадался, что его можно применять в хирургии, и тотчас же наложил бинты и полоски холста, намоченные этим раствором, на сложный перелом голени. Успех был замечательный. Повязка высохла в несколько минут: косой перелом с сильным кровяным подтеком и прободением кожи… зажил без нагноения и без всяких припадков. Я убедился, что эта повязка может найти огромное применение в военно-полевой практике…
Николай Пирогов


Впервые Пирогов опробовал свою гипсовую повязку в 1852 году, работая в военном госпитале. В 1854 году, во время Крымской войны, он уже использовал этот метод постоянно. Разработанный Пироговым метод выглядел так. Готовили раствор из сухого гипса и воды, сложенные в несколько слоев рукава рубашек, кальсоны или чулки погружали в раствор, вынимали и распределяли гипсовую кашицу по обеим сторонам этого импровизированного «бинта». Затем повязку накладывали на конечность и фиксировали поперечными полосами. «Мое требование при отъезде в Севастополь о заготовке алебастра, дерюги и прочих материалов для гипсовой повязки не пошло в ход. Военно-медицинский департамент в то время не имел средств привести этого в исполнение, к тому же у него было много и других забот… Недостаток в алебастре, и именно хорошо выжженном, препятствовал употреблению моей повязки в том размере, которого она действительно заслуживала; я едва мог доставать по временам несколько пудов худо пережженного гипса. Несмотря на это, в бараках на Северной стороне Севастополя, заключавших в себе иногда до 200 раненых со сложными переломами, я у многих накладывал гипсовую повязку; многие из них пошли в транспорт, и я убедился на деле, что она выдерживает сырость и мокроту», – писал Пирогов в уже упомянутых «Севастопольских письмах…». И даже несмотря на все эти трудности, на нехватку гипса и бинтов, сотням раненых удалось сохранить не только конечности, но и жизнь. Свой опыт Пирогов подытожил в изданной в 1854 году книге «Налепная алебастровая гипсовая повязка в лечении простых и сложных переломов и для транспорта раненых на поле сражения».

И много лет спустя с гордостью писал, что в практике русских госпиталей такие прогрессивные новшества, как анестезия и гипсовая повязка, были внедрены раньше, чем в других странах. Способ, предложенный Пироговым, оказался настолько удачным, что технология наложения гипсовых повязок постепенно была внедрена повсеместно. И осталась вплоть до наших дней почти неизменной.
 

Татьяна Шевченко, «Крымская газета»

Комментарии (0) 13:12 | 08.06.2015

cipp Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina Землетрясение в Крыму 1927 года

Слухи о близящемся землетрясении появляются в Крыму с завидной частотой. И как бы нелепо порой они ни звучали, люди все равно пугаются. Видимо, того заряда страха, который крымчане получили 83 года назад, хватит еще на многие поколения.

Комментарии (0) 13:11 | 08.06.2015

cipp Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina Крымский след в «холодной войне»

Крым совершенно справедливо называли когда-то непотопляемым авианосцем. В годы «холодной войны» между СССР и странами Запада (1945 — 1991 гг.) Крым являлся одним из центров противостояния.

«Щит» России

Стратегические ядерные вооружения на полуострове не размещались, однако Крым внес свою лепту в создание «щита» России. Хорошо известно, что испытания отечественного атомного и водородного оружия проводились в Средней Азии и на Севере (Новая Земля). А базовый центр многих экспериментов находился в поселке Багерово близ Керчи. Здесь «изделия» готовились к испытаниям, с местного аэродрома поднимались самолеты-носители, поблизости работали научные учреждения, занимавшиеся анализом полученных результатов.

Сам полигон №71 военно-воздушных сил страны близ Багерова стал ареной важных экспериментов. Прежде чем сбрасывать на северных и среднеазиатских опытных площадках бомбы с ядерными зарядами, необходимо было проверить механизмы сброса и взрыватели. С весны 1949 года возле Керчи прошла серия таких испытаний. Самолет-носитель бросал на полигон №71 бомбы, идентичные по форме, массе и размерам первой отечественной атомной РДС-1, с теми же взрывателями, но не ядерные, а с обычным взрывным устройством. Только после того как крымские эксперименты прошли успешно, приступили к опытам с настоящими ядерными бомбами на восточных и северных полигонах. Таким образом, можно смело утверждать, что наш полуостров — колыбель «русского атома».

Что касается оружия тактического, то оно складировалось на базе Кизилташ в 18 км от Судака. Базу окружили колючей проволокой, выставили усиленные наряды охраны. Шоссе А-294, соединяющее Судак с Планерским и Насыпным, в отдельных местах было пущено по искусственной выемке в грунте с тем, чтобы водители и пассажиры проезжавших автомашин не могли видеть происходящее в «зоне». Вдоль дороги стояли знаки «Остановка запрещена». Если кто-либо все же останавливался, то словно из-под земли появлялись люди в форме сотрудников ГАИ либо одетые по гражданке — они требовали продолжать движение.

Время от времени из Кизилташа выезжали автоколонны, состоящие из фургонов, сопровождаемых ГАЗ-69. Они следовали по А-294 до Насыпного, где сворачивали налево, на шоссе Новороссийск — Севастополь, проезжали через Симферополь по Феодосийскому шоссе (теперь проспект Победы), улицам Кирова, Козлова, Севастопольской и покидали город в западном направлении. Сотрудникам милиции строго-настрого запрещалось останавливать кизилташские автомобили. Доподлинно известно, что однажды некий милиционер проигнорировал этот запрет... и был немедленно уволен из органов МВД.

После распада СССР, согласно официальным заверениям властей, склады спец-оружия в Крыму закрыли, а то, что там хранилось, вывезли в Российскую Федерацию. Военная база была передана Вооруженным силам Украины. Но режим секретности вокруг ядерных объектов хоть и стал слабее, но остается достаточно строгим и по сей день. В мае 2001 года на территорию Кизилташа впервые пустили съемочную группу крымского телевидения — за ней неотступно следовал офицер, дававший указания, что и как можно снимать.

Операция «Анадырь»

Роль полуострова в «холодной войне» не ограничивалась складированием ядерного оружия. В 60-е годы Крым оказался вовлеченным в большую военно-политическую игру уже не регионального, а планетарного масштаба. Речь идет о знаменитой операции «Анадырь».

В 1961 году США разместили свои ракеты средней дальности «Тор» и «Юпитер» в Великобритании, Италии и Турции. Эти средства доставки могли поразить цели в СССР за 10 — 12 минут, в то время как нашим межконтинентальным ракетам требовалось до получаса, чтобы достичь американского континента. Это ставило стороны в неравное положение. К счастью, еще в 1959 году группа кубинских патриотов во главе с Фиделем Кастро свергла диктаторский режим Батисты и установила на острове Свободы свою власть. Штаты были раздражены потерей, стремились вернуть влияние и втайне готовили нападение.

12 мая 1962 года, следуя в самолете из Болгарии в Москву, Никита Хрущев предложил советскому министру иностранных дел Андрею Громыко разместить на Кубе советские ракеты средней дальности с ядерными боеголовками. Это позволило бы решить две задачи: гарантировать независимость острова Свободы и нейтрализовать американские «Торы» и «Юпитеры», поставив США в равное с СССР положение.

С июля по октябрь 1962 года длилась операция «Анадырь». Название ей было дано в целях дезинформации противника. Военнослужащим, задействованным в ней, объявили, будто они направляются на крупномасштабные учения в Заполярье, для чего им выдали большое количество лыж и тулупов. На самом деле ракеты Р-12 и «Луна», ядерные боеголовки к ним, бомбардировщики Ил-28 и предназначенные для них атомные бомбы плюс 40 тысяч военнослужащих отправились в тропики. А погрузка ракет, боеголовок, самолетов и личного состава производилась в морских портах Крыма — Феодосии и Севастополе.

Кубинская операция завершилась в пользу России. Правительство Соединенных Штатов убрало свои ракеты из Европы и гарантировало безопасность Кубы.

Коммунизм по-африкански

Помимо игр с ракетами, «холодная война» сопровождалась также активными действиями диверсионных групп. Хрущев опрометчиво призвал зажечь пламя борьбы за коммунизм в странах третьего мира, особенно африканских. Но когда поджигатели нашлись, оказалось, что им не хватает квалификации. Многие, как, например, первый президент Республики Конго Патрис Лумумба, спалились сами…

Встал вопрос о подготовке квалифицированных диверсантов. В марте 1965 года приказом министра обороны Малиновского, вышедшим под грифом «совершенно секретно», в Крыму был создан учебный центр (УЦ) №165 по подготовке иностранных военнослужащих. На должность первого заместителя его начальника назначили бывшего офицера спецназа Михаила Стрекозова, а комендантом УЦ-165 стал его коллега майор Владимир Кинчевский…

Первая группа курсантов численностью 75 человек прибыла в аэропорт Симферополь в июне 1965 г. из Гвинеи. Потом африканцы усердно учились взрывать здания и железнодорожные пути, штурмовать дома в условиях плотной городской застройки, захватывать тюрьмы и полицейские участки, бесшумно снимать часовых, метко стрелять из всех видов личного оружия, причем не только советского, но и британского и американского производства.

Занятия, как правило, проходили на макетах на закрытой территории центра. Но изредка приходилось тренироваться на натуре — на симферопольских окраинах. Случайных свидетелей удивляла и, прямо скажем, пугала следующая картина: рослые, хорошо говорящие по-русски африканцы в камуфляже, с американскими винтовками наперевес, под руководством белых офицеров врываются в недостроенные здания и захватывают заброшенные складские строения.

В следующем, 1966 году к 75-ти гвинейцам присоединилась группа из 20 человек из Мозамбика. Лучше всех у новичков, по мнению советских инструкторов, получалось лазание по стенам городских зданий. Буквально за секунду мозамбикские диверсанты поднимались, как обезьяны, по веревке на верхние этажи стандартных хрущевских пятиэтажек.

Судьба уроженцев Мозамбика сложилась неоднозначно. Они блестяще окончили УЦ-165, с нетерпением ждали возвращения на родину и получения там первых офицерских званий. Однако все 20 мозамбикцев, прилетевших в Мапуту, были прямо на летном поле расстреляны местными властями без суда и следствия и офицерские погоны не получили.

Почему? А потому что у одного из выпускников на руке оказались часы с эмблемой советского спецназа. Их в порыве дружеских чувств подарил в аэропорту Симферополь, где выпивали на посошок, своему лучшему ученику его бывший инструктор. К счастью, обошлось. Никто из офицеров проколовшегося товарища не сдал, и дело вскоре удалось замять… А из Мозамбика прилетела следующая группа курсантов.

«Диафренды» учебного центра

В 1972 году УЦ-165 торжественно отмечал 50-летие Советского Союза. На мероприятие прибыли секретарь Президиума Верховного Совета СССР Михаил Георгадзе и командир гвинейских партизан, генеральный секретарь Африканской партии независимости Гвинеи и Островов Зеленого Мыса генерал Амилкар Кабрал. Год спустя он был убит двумя соратниками по партии, в прошлом лучшими на курсе из гвинейской «группы-75». Они оказались «кротами» португальских спецслужб, загодя внедренными в ряды африканских националистов. В период обучения в центре эти два парня особенно хорошо выполняли следующее упражнение. С вертолета их высаживали в заданной точке крымского леса. Несколько суток они автономно перемещались через лесные массивы, не попадаясь на глаза ни вездесущим туристам, ни бдительным лесникам. В другом месте, отстоящем от пункта высадки на десятки километров, их подбирали. Причем русские наставники свидетельствуют: будущим партизанам удавалось подобраться к инструкторам незамеченными буквально на расстояние 2 — 3 метров. Ликвидировав генерала Кабрала, они растворились в гвинейских джунглях. Их никто не нашел.

Всего через УЦ-165 прошло более 18 тысяч (!) «диафрендов». Так симферопольцы прозвали иностранных курсантов, от английского словосочетания dear friend — «дорогой друг». Они представляли такие страны, как Эфиопия, Мадагаскар, Монголия, Куба, Мали, Вьетнам, Лаос, Камбоджа, Никарагуа, Йемен, Ливан, Палестина, Индия, Замбия, Танзания, Конго, Бенин, Гренада, Сан-Томе и Принсипи…

Стажировался здесь даже министр обороны Республики Афганистан генерал Мухаммед. Но больше всего запомнились крымчанам ливийцы. Прибывшие из богатой нефтедолларами арабской страны, смуглые майоры и подполковники были щедрыми. Рассказывают такой случай. Прилетев на полуостров, ливийцы прямо в симферопольском аэропорту поинтересовались местными ценами на автомашины. Оказалось, самая дорогая стоит не более 10 тысяч рублей. Гости тут же приобрели каждый по два «жигуленка». Впрочем, чаще ливийцы, как и подобает настоящим разведчикам и диверсантам, не пользовались личным транспортом, а ездили на такси. За рейс от Перевального до центра Симферополя они отваливали водителю по 50 рублей, в те времена сумма астрономическая!

Надо заметить, что лишь Ливия, а также Эфиопия и Лаос платили советскому правительству за обучение своих кадров. Остальных «диафрендов» содержало Министерство обороны СССР. Так что роскошествовать, подобно ливийцам, они не могли. На одного бойца выделялось по 8 тысяч рублей в год. В эту сумму входили затраты на питание в столовой учебного центра по летной норме — из расчета 3 рубля 50 копеек в день. Заметим, что советские инструкторы питались по норме общевойсковой — на 90 копеек!

Разумеется, роль Крыма в «холодной войне» отнюдь не ограничивалась испытаниями стратегического ядерного оружия, складированием тактического и местом подготовки диверсантов для «горячих точек». Поднятая нами тема огромна и еще ждет своего исследования.

По материалам газеты "Первая Крымская"

Комментарии (0) 13:11 | 08.06.2015

cipp Мой любимый КРЫМ.Блог Tatyana Sosina Крымская дорога, ставшая великой в Британии

Зачем 160 лет назад англичанам понадобилось прокладывать рельсы из Балаклавы в Севастополь

Комментарии (0) 15:41 | 07.06.2015
[1]      «      1   ·   2   ·   3   ·   4   ·   5   ·   6   ·   7      »      [59]
 


 






© 2009-2016 «Do100verno».




Наши партнеры:

ФК «Маэстро»  work.ua
  Partnership production
Радио медианяня

Авторизация

Закрыть [X]
Логин:

  
Пароль:

  
Забыл пароль

 
Логин:     Пароль: